Приветствую Вас Гость!
Четверг, 15.11.2018, 05:33
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Глава 20. Часть 2.

Не так давно на телеканале «ТВ-6. Курск» закрылась уникальная по своему формату и содержанию программа «Сарафан Ньюз», а ее бессменный автор, корреспондент и ведущий Вячеслав Мараков отправился в Крым. Мы решили встретиться с Вячеславом и расспросить его, как он из шоумена превратился в ярого патриота.

- Сейчас на телеканале я тот же самый корреспондент и ведущий, которым был последние года два. Безответственный и всегда опаздывающий корреспондент. Изменилось только одно - вместо своей передачи «Сарафан ньюз» сегодня я веду не свою программу «Бизнес-право».

- Какие впечатления?

- Представь себе цыгана, который живет в доме где-то на окраине городка и с детства моется под дождем, то есть идет дождь, он намыливается под ним, ну и моется (у меня был такой знакомый). Так вот, моется он под дождем с детства, а потом к нему в дом проводят горячую воду и ставят душ. И он начинает мыться в душе, как все нормальные люди. Правильней, конечно, последнее, но первое несравнимо привлекательней и интересней. Вот такая же ситуация с рокировкой программ.

- Гонзо-журналистика умерла в Курске с закрытием программы «Сарафан Ньюз»?

- Скорее, да. Если и была честная программа, не только в Курске, но и по всему Черноземью, то это был «Сарафан Ньюз» последних нескольких месяцев своего существования. Написанная на коленках в спешке, она была честна и перед моими коллегами по цеху, и перед зрителем, который ее любил. Это был треш, настоящее гонзо в чистом виде.

Там были молодые рэперы, десятки городских бродяг, сумасшедшие поэты и неграмотные школьники. И это начало вставлять. Когда звонят в редакцию из библиотеки и библиотекарь просто срывает в трубку голос из-за того, что ты снял сюжет про вред чтения, понимаешь - выпуск удался. Когда глава одного из областных комитетов вылавливает тебя в коридоре и так недобро читает лекцию, понимаешь - получилось. Когда люди говорят в камеру, что Карл Маркс - это музыкант, а Иен Кертис - латышский стрелок, становится интересней жить. Но мы лишены самоиронии, и это однажды погубит мир, как погубило и «Сарафан Ньюз». Хотя программу можно считать долгожителем. После первых выпусков мне говорили коллеги, что она проживет не больше трех месяцев, а мы стояли на страже безумия полтора года.

- Расскажи, как ты попал в журналистику?

- Вступительные экзамены. Журфак. Лето. Это, наверное, всё, что я помню. Надо сказать, поступал я после семинарии, откуда был благополучно выпнут за несоответствие благопристойности, с чем спустя годы вполне согласен. И, естественно, после апробации в одной из самых благочестивых профессий я выбрал самую неблагочестивую.

На экзаменах вступительных по литературе выпал мне билет, в котором был вопрос «Биография современного писателя». Ну а кого я знаю лучше из писателей, чем не моего папу? Я рассказал о нём без задней мысли, но комиссию ответ умилил. Сейчас я понимаю, что это, и правда, было мило. На этом творческие пересечения с папой у нас закончились.

- А с нонконформизмом всё тогда и началось?

- Нонконформизм мой начался в восьмом классе, когда я две недели здоровался со всеми левой рукой. Зачем я это делал? Прошло лет десять, но я не понимаю. Просто так было нужно.

- Следующим этапом стала революция?

- Я вернулся из Севастополя буквально две недели назад. Я всегда хотел съездить к морю зимой. Потом я понял, что с Крымом встречусь только тогда, когда ему будет плохо. Ну, как в истории от Печорина с обмороком на балу. Решил и успокоился. И стоило успокоиться, как началось то, что стало днями русской славы, первыми днями русской славы в моей жизни. Такого я еще не видел. Записав программу, я поехал домой, закинул в сумку рубашку и зубную щетку, позвонил на работу, взял отгул на один день. И через пару часов стоял на трассе где-то в районе Белгорода. Потом был Харьков, где я пытался ввязаться во всё, во что только можно ввязаться. Четыре обыска только там. Потом поезд до Севастополя.

- Что там тебе открылось?

- Здесь: в Курске ли, в Белгороде или Тамбове - мы не умеем любить Россию. А там ее любят. Все эти загнанные пьяницы в поездах, говорящие на жутком суржике, эти бабушки-жены офицеров-подводников, умерших в полтинник от радиации, эти крымские тонкие девочки со всеми их восемнадцатилетними проблемками. Все они любят Россию. И это чувствуется. Если на западе Украины так же любят Незалежную - этот конфликт на годы. Но Крым, конечно, наш. И поддатые отряды самообороны, с которыми мы патрулировали Балаклаву, ребята в партоках, которые вчера вечером просили у тебя пять гривен, а сегодня утром идут брать часть пограничных войск с голыми руками. Все они любят Россию. И они, безусловно, больше русские, чем мы. Мне посчастливилось быть там.

- Что будет с тобой, теперь преображенным в Крыму?

- Когда я возвращался, мои мысли не были заняты стихами о великом море, об этих огромных камнях, о людях, похожих на ветер. Нет. Я просто хотел искупаться по-человечески и отдохнуть в мягкой кровати. Писать я начал спустя пару дней. Когда от мягких кроватей начало тошнить. Собственно и любовь заключается в том же. Такие дела.

Что будет дальше? Есть много идей и планов. Я о них уже говорил. «Нормальная жизнь» - это тесный пиджак, который очень тебе идет, но в нём неудобно, и та же жизнь - это поездка на «уазике» с деревенскими пацанами, ты им говоришь - поехали по полю, а они утверждают, что от этого слетит подвеска. Так и сидишь - бьешься башкой о крышу машины, пока всё не надоест и сам не рванешь руль в сторону, чтобы почувствовать настоящее веселье. Буду писать стихи, дописывать «Тату» - совершенно дневниковый роман, о женщинах, которые дарили мне то, что я буду вспоминать, даже если забуду весь мир. Буду рисовать совершенно неадекватные картины, снимать передачи и новости, пока не надоест. Надеюсь, получится попробовать себя в роли преподавателя. Буду пытаться взорвать небо, потому что салюты - это уже банально. И пока есть люди, которые всё это терпят, буду верить в счастливый финал.

- Это интервью мы делаем в преддверии твоего дня рождения. Скоро уже как четверть века, как ты топчешь землю. Каким ты себя представляешь лет через десять?

- Кем я вижу себя? Как пел БГ: «Мне 25, и я до сих пор не знаю чего хочу», совершенная правда. Вот мне двадцать пять, и чего я хочу? Продолжать то, что я делаю, или стать наконец-то адекватным парнем? Вернуться в семинарию или чуть похудеть, чтобы попробовать сняться в порно? Уехать летом в экологическую экспедицию на полярный остров (есть такое предложение) или начать наконец-то серьезно заниматься своей диссертацией о Достоевском? Не знаю. Единственное, что я знаю, что люди: конформисты, нонконформисты, буддисты и адепты Аум Сенрике - хотят просто быть счастливыми. Я и в этом банален и не нов. Просто у каждого счастья своя цена. Кому-то хватит кредитной машины, а кому-то хватит поцелуя безумной актрисы. Человек этим и определяется. В этом плане журналистика как раз и есть проверка своей цены. Если человек, который всё пишет и пишет свой роман, однажды сдается и начинает зарабатывать деньги передачами или статейками, утешаясь пятничным оттягом, что ж, значит, он никогда и не был писателем. В этом всё дело. Одной женщине даришь розу на 8 марта, и она уже суетится и хочет тебе приготовить пюре, напялив фату на голое тело, а ради другой топчешь звезды на небе, а она несет какую-то чушь про свободу. В этом цена счастья. И самое лучшее и бесценное счастье то, которое не будет твоим никогда - в нём-то и есть секрет вечного двигателя.

- Расскажи о своей сценической деятельности.

- Мы с другом Александром Демченко организовали театр. Назвали его «Легкие». Себя провозгласили художественными руководителями. Организовать театр не очень трудно. Даже просто. А вот поставить такой спектакль, после которого вас просят никогда не возвращаться в это помещение и делать всё что угодно, но только не здесь - сложнее. Мы это сделали. Собрали самую безумную в городе труппу из панков, уличных музыкантов, журналистов, фрилансеров, хипстеров и первокурсниц, вырвавшихся из деревни, и поставили. Ставили мы «Пластилин» Сигарева. По местному ТВ в анонсе сказали, что мы ставим «Пластилиновую ворону». Хороша бы была «Ворона», где в начале спектакля в зал кидают гроб, а исполнитель главной роли по сценарию школьник, читает свои слова с бумажки и при этом пьет виски из бутылки в бумажном пакете. Ну где бы зритель такое увидел, как не на единственном нашем спектакле? Было весело. И это опять было гонзо. К черту профессионализм, к черту законы сцены, единственное, что необходимо человеку - праздник. Праздник мы и дали. Я не рассчитывал, что после этого безумия нам позволят подниматься на сцену еще хоть раз в этом месте, так и вышло. Но мы когда-нибудь повторим. Однажды, никого не предупредив о грядущем аде.

- В твоей насыщенной жизни умещается еще и поэзия…

- Поэзия и любовь. «Большой баклан - большое сердце», - так поют одни славные ребята. Это про меня. Стихи, настоящие стихи я начал писать в семнадцать, ну а как же иначе. Писал однокласснице, которую любил и которая сейчас, кажется, растворилась окончательно в этих бескрайних рыльских лужах, которые не высыхают еще со времен развала СССР. Потом были другие. Много других. Во всех влюблялся и не мог понять себя. Стихи писал. Сейчас готовлю небольшую программу для творческого вечера и посчитал, сколько стихов я писал о любимых женщинах. За восемь лет творческой жизни случилось одиннадцать женщин, которые дали мне хорошие стихи. Не очень согласуется с тем, что себя я считаю однолюбом. А потом я понял, понял полтора года назад примерно: просто всю эту молодость я собирал из этих девушек один образ. Как из пазлов. Но собрать ничего нельзя. Можно только увидеть уже склеенную Богом поделку. Я увидел. Правда с поделкой играется другой мальчик, но, собственно, так и положено. Назвался груздем - полезай в кузов. Сказал, что поэт, страдай. Кстати, об этом в школе никто не предупреждает. Они описывают блага этой творческой жизни, папаша учит тебя видеть шире и с нестандартных углов, и все замалчивают, что от этого тебе будет скверно. Пока твои однокашники будут праздновать свадьбы в школьных столовых, ты будешь валяться, свернувшись на полу, и грудь тебе будет сжимать не очередная салонная девка, а непроходимая тоска от всей этой серости красок и о том, что всё на свете повторимо и совершенно неиндивидуально.

- Давай о веселом немного. На твой взгляд, в Курске есть богема?

- Если богему считать богемой, то курская богема – это сухое молоко или безалкогольное вино. А вот если «богемой» считать андеграунд, что, я думаю, будет совершенно правильным, здесь всё, конечно, интересней и безнадежней всего на свете. Они сидят в кафе с дурацкими названиями, снимают квартиры и разносят их за один «творческий вечер», рисуют вампиров и женщин в синем на золотом, вырезают вселенные из консервных банок и поют истошным эхом голоса Егора Летова. Совершенно безумные и прекрасные русские битники. За всю свою жизнь я видел только одного великого поэта. Я не знаю, как его зовут, и он пишет совершенно отвратительные стихи. Но как он пьет! Он вливает 100 граммов водки в горло, бурлит ей во рту на всё кафе, не взирая на выступающих, смакует ее, только потом глотает и сразу запивает пивом! Вот она богема, андеграунд и вечность. И больше нет ничего. Есть гитаристы и хипстеры, актеры кукольных театров, стоящие в семейных трусах на международном фестивале в Старом Осколе перед сотнями зрителей. Вся моя «богема» такая. Мы стоим там - на сцене, как Вадим Козлов, совершенно невменяемые и не могущие связать двух слов. Стоим и требуем аплодисментов. И мы их, конечно, получим.

- Художник должен быть голодным? 

- А про голод и художника - совершенный бред от капиталистов, которым жалко денег на искусство. Художник должен быть пресыщенным. Только тогда можно писать свободно. Пресыщенным я был нечасто, зато голодным, спасибо юности, был не раз. Когда голоден, хочется только есть. Когда ты хочешь что-то получить, ты будешь делать всё, чтобы это получить. Истинное искусство - это не переставать писать, даже когда у тебя есть всё.  

Лауреат I степени в номинации «поэзия» международного фестиваля «Оскольская лира». Обладатель Гран-при международного фестиваля «Серебряная струна». Лауреат I степени «Поэтической гостиной», Курск. По словам Вячеслава Маракова, «главная награда – это люди, которые его терпят», автор этого интервью - среди них, что почетно и трудно».

Марьяна Марушкина:

Budda, по части истории ты прав, и нам очень грустно что мы остались без Крыма....
Но со стороны людей, живущих на полуострове, мы должны поступиться своим эгоизмом, поскольку у них наконец-то есть реальный шанс встать с колен...
Со времен распада СССР по всей территории Украины велась грабительская политика по развалу экономики, наши правители только набивали карманы и не заботились о нашей экономике и Крым, такой богатейший край, стал убыточным и нищим...
Пишу с большой болью, наша земля в запустении, и я завидую в какой-то степени Крыму, хотя и радуюсь за их людей...

Савва Северный:

Друзья украинцы! Страдания ваши

Мне очень близки и понятны!

Но кто заварил эту жуткую кашу,

Кто выдумал действовать стадно?

Пылающий Киев и копоть фасадов,

Когорты с обеих сторон!

И мэрий захваты... Кому ж это надо?

На что понадеялся он?

Ведь в людях живет злой истории память,

Нацизма рождая страх!

Безумья нарыв созревал на майдане,

И дружбу разбил в пух и прах!

Могло обойтись бы без кровопролитья,

Вблизи избирательских урн!

Но Яроша «свастик» не в силах забыть я,

Гнуснее не зная фигур!

Хотелось бы мира мне всей Украине,

Но пройден уже Рубикон!

И дружбы народов не будет отныне,

И горек душевный мой стон…

Крым в обмен на Таганрог - фейк

Последнее время по этим вашим Интернетам гуляет история о том, что, дескать, Никита Сергеич передал Украине Крым не за просто так, а в обмен на изрядный шмат украинской территории - такой себе выступ побережья Азовского моря с Таганрогом.

Так вот, это фейк, туфта, фигня на постном масле, bred of sivoy kobyly.

Обратимся к истории Таганрога и окрестностей и поработаем в жанре карторепортажа - на основе географических карт.

С 1888 года Таганрог - центр Таганрогского округа Области Войска Донского.

Во время Гражданской войны на некоторое время в 1918 г. в Таганрог из Екатеринослава эвакуировалось правительство УССР. В мае 1918 г. оккупирован германской армией. На Таганрог претендовала Украинская народная республика, но ее власть здесь никогда не существовала.

Пожалуй, самая интересная карта по данному вопросу - карта Украины периода 1918-1919 гг., изданная Лондонским географическим институтом в период, предшествовавший подписанию Версальского мира. На карте обозначены предполагаемые границы Украины на основе этнографических данных, границы на 1914 г. и государственные границы де-факто на текущий момент. Как видим, Таганрог с окрестностями, а также Крым и прилегающая к нему область не включены в состав Украины - по причине преобладания там других национальностей.

С августа по декабрь 1919 г. в Таганроге находилась ставка генерала Антона Деникина.

После разгрома Деникина и окончательного установления советской власти с весны 1920 г. по февраль 1924 г. Таганрог находился в составе УССР, причем в 1923 г. стал центром Таганрогского округа Донецкой губернии УССР.

С 13 февраля 1924 г. по 16 октября 1924 г. — центр Таганрогского округа Юго-Восточной области РСФСР. Затем, с 1924 года до 13 марта 1937 года, — в составе Северокавказского края РСФСР. В 1929 году Таганрогский округ был присоединён к Донскому округу, при этом центр Донского округа был перенесён в Таганрог. С 1937 г. Таганрог - в составе Ростовской области РСФСР, затем Российской Федерации.

О новой директиве США для московской 5-й колонны
Накал политических страстей на международной арене потихоньку пошёл на спад. Однако это лишь антракт перед вторым актом, который откроется в мае визитом Владимира Путина в Китай. Его итоги определят новую расстановку сил и могут стать ответом России на попытки Запада «международно изолировать» её.
Показать полностью.. США призывают не допустить сближения России с Китаем, справедливо опасаясь такого союза, и прибегают к услугам российской пятой колонны. Что из этого получается и чего нам ожидать, стоит разобрать внимательнее.
«Путин — китайский шпион»
Задача изоляции России оказалась не такой простой, как рисовалась экспертами популярных западных изданий. Однако иного способа надавить на нас у США нет, и попытки продолжаются. И если даже Европа относится к идее блокады нашей страны с большим скепсисом, то Азия и подавно не намерена включаться в рискованную игру. Таким образом, попытки давления на нас с европейского направления закономерно разворачивают нас в сторону Азии. Парадокс в том, что такой разворот крайне невыгоден США, хотя на деле получается, что они сами подталкивают нас в объятия Китая.
В недавней статье, опубликованной в «Нью Йорк Таймс», бывший посол США в РоссииМайкл Макфол среди прочего упоминает:
«У России Путина нет настоящих союзников. Мы должны оставить это так, как есть. Способствовать отдалению Китая от требующей ревизии России — очень важная для нас задача».
И не успела краска высохнуть на свежем тираже, как наша прозападная пятая колонна взяла под козырёк и ринулась пугать подведомственную популяцию ужасами перспектив союза России с Китаем. Первым самоотверженно бросился на амбразуру Б. Немцов:
«Путинская Россия сделала судьбоносный, цивилизационный и абсолютно противоестественный выбор в пользу Китая. Китайцы относятся к России как к сырьевому придатку и будут теперь пытаться по дешёвке покупать нефть и газ. А также, думаю, через какое-то время предъявят России территориальные претензии на те земли, на которые они, собственно, всегда зарились. Я имею в виду Сибирь и Дальний Восток. Это на самом деле катастрофа, и последствия будут очень плохие.
Считаю, что у власти (в России) находится китайская «пятая колонна» или руководитель агентурной китайской сети. Потому что последствия для страны в результате содеянного наступают ровно такие».
Однако это была только пристрелка, и через пару дней Б. Немцов вдарил напалмом:
«Изоляция от Запада толкает страну в объятия Китая. Прощай европейский выбор России, здравствуй Поднебесная! Вся судьба России, её история и культура связана с европейской и христианской традицией. Но Путин и Дугин решили иначе. Будем учить китайский и Конфуция. Что нас ждёт в ближайшем будущем? В мае Путин подпишет грабительский контракт с Китаем на поставку газа. Думаю, цена будет меньше 300 долларов (в Европу продаём под 400). Далее начнётся строительство газопровода «Сила Сибири», стоимостью в сочинскую Олимпиаду. Деньги Газпром возьмёт за счёт повышения цен на газ на внутреннем рынке (а откуда теперь ещё их брать…). Затем увеличат поставки нефти по демпинговым ценам в Китай. А потом будем ждать, когда Сибирь пойдёт под китайскую юрисдикцию. Главным бенефициаром путинской авантюры, таким образом, является Китай. Который, кстати, ничего для этого не сделал…
Путин называет несогласных с его сумасшедшим китайским выбором пятой колонной. А на самом деле ведёт себя как представитель пятой китайской колонны и руководитель китайской шпионской сети. Продаёт Россию китайцам…»
Версию «Путин — китайский шпион» подхватили украинские информационные агентства и принялись соревноваться в фантазиях на тему того, как Китай вскоре аннексирует у России Дальний Восток. В общем, информационная кампания «Нет союзу России с Китаем» официально стартовала, с чем мы можем друг друга и поздравить.
Что происходит на самом деле
Агитка Немцова, как и все прочие, вынута из набора новинок прошлого века — тому виной глубочайший кризис жанра либеральной пропаганды. Ему можно напомнить лишь одно из крылатых выражений Конфуция, изучением которого он нас пугает. Вот оно: «Кто, дожив до сорока лет, вызывает лишь неприязнь — тот конченый человек».
На деле мы имеем предстоящий визит Путина в Китай, главным итогом которого должны стать договорённости по ценам на газ. Те, кто за темой мало-мальски следит, — в отличие от Б. Немцова, знают, что вопрос поставок в Китай обсуждается уже много лет и не разрешается по причине ценовых разногласий. Причём Россия ведёт торг по всем традициям Востока, то уступая, то отказываясь от уступок в последний момент, то мягко шантажируя. Впрочем, как и Китай со своей стороны. В общем, нормальный восточный базар.
Однако наши европейские коллеги, угрожающие отморозить себе зимой уши без российского газа назло Путину, всячески способствуют ускорению договорного процесса с Китаем. Впрочем, это вовсе не значит, что в сложившейся ситуации мы что-то должны потерять.
Во-первых, никто в Европе от российского газа не отказался. Поэтому представлять ситуацию так, будто Путин бросился в ноги Китаю, пытаясь сбыть высвободившиеся объёмы, — глупо, нелепо. Напротив, визит Путина нужно расценивать как ответный ход на угрозы санкциями со стороны Запада. Заметьте, что это, в отличие от угрожающей европейской болтовни, ход реальный. И если нам удастся на этот раз ударить по рукам с Китаем, то это будет настоящий удар по Европе. Потому что мы сможем переориентировать наши торговые потоки в Азию гораздо быстрее, чем Европа придумает, как же ей теперь зимовать. И оттого, что мы гипотетически будем продавать Китаю газ дешевле, чем прежде Европе, ей теплее уж точно не станет.
Во-вторых, Китай не в том положении, чтобы диктовать нам цены на газ, в котором он отчаянно нуждается. Это значит, что сложившаяся ситуация может способствовать приемлемому для обеих сторон компромиссу. Потому что если прозевать, то, возможно, в ближайшем будущем такого удачного момента уже не представится. Это очень в традициях восточного торга — соглашаться на сделку, сославшись на особые обстоятельства — и лицо сохранено, и карман не пострадал.
Визит Путина в Китай должен расставить всё по своим местам. У Европы есть шанс одуматься и смягчить риторику, либо же она поддастся на давление США и вынудит Россию сплотиться с Китаем. Последний вариант сам по себе не представляет для нас опасности. Рано или поздно, но такой союз состоится — и всё располагает к тому, чтобы это случилось сейчас. Другое дело — как он будет с нашей стороны реализован.
Безусловно, риск захвата наших ресурсов, превращения Дальнего Востока в сырьевой придаток Китая существует. Но только в случае особо бездарной российской политики на этом направлении. В случае же политики взвешенной тесное взаимодействие с Китаем (и другими странами АТР) открывает для нас блестящие перспективы и является, по общему мнению экспертов, единственной возможностью вдохнуть жизнь в дальневосточный регион. Ведь нефть и газ — это только один из аспектов сотрудничества, а взаимовыгодных проектов в иных областях огромное множество. И далеко не все они ресурсные. Так, например, сегодня китайская пресса пишет о решении закупить у России 100 самолётов «Сухой Суперджет 100» и открыть в китайском Чжэнчжоу сборочное производство и агентский центр. Вообще, складывается впечатление, что союз с Китаем давно бы состоялся, если бы российская элита не боялась разгневать им западный мир.
Учтём и то, что отказ от сотрудничества с КНР никак не гарантирует целостность российского Востока. Напротив, с равной степенью уверенности можно утверждать, что отказ от такого союза ведёт к продолжению деградации региона и увеличивает риск потери контроля над ним в будущем. Всё равно всё упирается в эффективность внутренней политики — хоть в союзе с Китаем, хоть порознь.
Что точно можно прогнозировать наверняка, так это развитие информационной атаки по этому направлению. Нас будут всячески убеждать в том, что дружить с Китаем невыгодно и опасно, будьте готовы. Впрочем, это имеет и положительный эффект — вопрос становится темой общественного обсуждения и внимания, а значит, больше людей будут пытаться разобраться в его сути.

Геополитика Обамы 2.0. Курс на самоизоляцию США.
Пока на Украине начался период внутренних разборок перед выборами, есть смысл немного отстраниться от непосредственных событий и посмотреть на происходящее с точки зрения геополитики. Но тоже не вообще, а во вполне конкретном аспекте. Поговорим о геополитике США периода Обамы 2.0.
Показать полностью..
Внимательный взгляд на то, в какую сторону менялась геополитика США в последние годы, особенно в последние два-три, показывает, что от наслаждения триумфом своего статуса «мирового жандарма» США медленно, но верно сворачивают в сторону новой доктрины Монро. То есть в сторону самоизоляции страны от любых, не касающихся ее впрямую событий.
Примеров тому множество, но самое главное это причина происходящих изменений. Главная причин одна. США за последние 20 лет настолько надорвались тянуть этот воз и постоянно силовыми, финансовыми и политическими маневрами сшивать расползающееся гнилое одеяло, что готовы бросить все в один момент ради собственного выживания.
Увы, но такие глобальные процессы в один день не остановить, они имеют очень большую и мощную инерцию. Попытка обрубить какие-либо связи быстро и кардинально может обернуться для самих США настолько серьезными потерями, что даже самоизоляция от мира не поможет, ибо будет неосуществимой без полного коллапса внутри страны.
То, что лежит на поверхности, это невозможность дальнейшего удержания доллара в статусе единственной мировой валюты. И дело здесь не только в том, что печатный денежный станок имеет определенную мощность. Дело в наличии объективных предельных объемов денежной массы без того, чтобы резко и полностью обрушить всю мировую систему.
Доллар не существует сам по себе или даже исключительно в финансовой сфере. Доллар это еще и необходимость постоянного поддержания «трех китов», на которых базируется его могущество.
~«Первый кит» это военная мощь, способная подтвердить при необходимости мировой статус доллара в любой точке планеты вплоть до уничтожения кредитора США вместе с его правами на американские долги. Или в самом облегченном варианте способность «послать» кредитора с его требованиями в далекое эротическое путешествие, если не будет возможности или желания расплатиться по долгам. Как побочное производное из этого «кита», возможность безнаказанно отнимать деньги у «неблагонадежных» кредиторов в подконтрольных США банках по собственному желанию и решению.
Но данный «кит» это отнюдь не только право сильного. Это еще и огромная ответственность и финансовое бремя. Военную мощь надо финансировать. Военные корпорации, производящие вооружения, надо хорошо кормить. Армию надо тоже хорошо кормить и обеспечивать ей преимущественный по отношению к другим гражданам страны статус. А еще надо содержать огромное количество военных баз по всему миру и подкармливать в этих странах политическую элиту, которая обязана смотреть на эти базы благосклонно. То есть устойчивость этого «кита» впрямую зависит от того, сколько денег генерирует или собирает по миру американский бюджет.
~«Второго кита» можно условно назвать «нефтедоллар». Это гарантия того, что основные биржевые ресурсные товары, в первую очередь нефть и газ, номинируются именно в долларах и даже в расчетах между любыми третьими странами за эти товары используется только американская валюта.
Но, как и «первый кит», нефтедоллар не только благо, но и бремя. Основные подконтрольные США нефтяные запасы сосредоточены в странах Ближнего Востока. Именно с ними в свое время США заключили соглашение, позволившее устанавливать цены на «черное золото» только в долларах. И ладе сегодня, когда американский станок работает в поте лица невозможно говорить о полной виртуальности и необеспеченности доллара. Просто чуть более сорока лет назад его золотое обеспечение было заменено ресурсным, основу которого составила ближневосточная нефть.
Долгое время это давало США чистые дивиденды. За исключение трат на собственные дворцы и обслугу арабские шейхи всю свою валютную выручку хранили в банках США или закупали в тех же США необходимые им товары. В первую очередь вооружение. Но чем дальше, тем больше средств стало уходить на постепенное развитие самих арабских государств, а недавняя волна протестов и революций еще больше подстегнула этот процесс. В результате все меньшая часть реальных арабских нефтедолларов удается замораживать на банковских счетах и использовать как обеспечение для стремительно растущего американского долга. Благо начинает оборачиваться серьезнейшей проблемой.
~«Третий кит» это политическое могущество, которое базируется на повсеместном внедрении американских стандартов и идеологии. То есть до тех пор, пока США являлись всеобщим «законодателем мод» в идеологии, доллару ничего не угрожало. В поддержании его стабильности были заинтересованы практически все страны планеты. Но идеология не есть что-то застывшее. Статус «законодателя мод» и «творца стандартов» требует постоянного обновления концепции. В результате все большее смещение этих стандартов (абсолютная либерастия, содомия и тому подобные тренды) в сторону от многовековых традиционных ценностей стали вызывать все большее сопротивление в мире, что послужило началом создания альтернативных идеологических центров. Причем, для этого не понадобилось даже какой-то особенной новой идеи. Лозунг защиты традиционных ценностей, культурных, семейных, религиозных и всех прочих автоматически становится той Идеей, которая на данном этапе способна молниеносно объединить миллиарды людей во всех странах, включая сами США.
Если объединить все основы, на которых базируется мощь доллара, то выяснится, что имеется порочный круг в объеме превращающийся в нисходящую и сужающуюся спираль. Чтобы обеспечить главенство доллара требуется не вызывающая сомнений устойчивость всех трех «китов». Чем больше требуется защиты «китов» для поддержания их устойчивости, тем больше на это требуется денег. Чем больше требуется денег, тем быстрее рушатся основы, на которых базируется доллар.
В США это прекрасно понимают. И на мой взгляд Обама совершенно неоправданно представляется большинству как слабый лидер, не имеющий какой-либо четко сформулированной идеи и запутавшийся в противоречиях. На самом деле он все старается делать совершенно правильно, взяв курс на подготовку страны к самоизоляции и надеясь успеть по максимуму до того момента, когда все рухнет. Он делает то, что задолго до него должны были бы начать делать другие президенты США.
Он взял курс на репатриацию американской промышленности в страну из развивающихся стран и прежде всего из Китая.
Он начал сокращение вооруженных сил США до уровня, необходимого только для ведения оборонительных действий в самих Штатах или в близлежащих регионах.
Он начал восстанавливать и развивать собственную нефтяную и газовую промышленность, чтобы существенно снизить зависимость страны от импорта энергоносителей, который может прекратиться в один прекрасный момент.
Он взял курс сворачивание внешней военной активности, которой были слишком озабочены все предыдущие президенты.
Он начал тратить существенно меньше средств на поддержание своих традиционных союзников в разных регионах планеты. В первую очередь под удар попал Израиль, который существует до сих пор исключительно благодаря американским финансовым вливаниям.
Наконец, он попытался установить если не хорошие, то как минимум нормальные взаимоотношения с Китаем и Россией, без добровольной помощи которых он не сможет обеспечить США даже приемлемый уровень жизни в США с момента ухода страны с геополитической арены.
Но такое переориентирование внешней политики США пришлось очень многим не по нраву. Фактически вся созданная за последние два десятилетия геополитическая конструкция, в которой очень многие нашли свое «теплое» место, просто не предусматривает какого-либо самоустранения США от существующих внешних обязательств.
Израиль не выживет без поддержки США во вражеском окружении, потому всячески лоббирует нападение на Иран, хотя для этого вынужден портить отношения с практически единственным если не дружелюбным, то спокойным соседом – Сирией. А заодно пытается найти себе нового спонсора в лице России.
Саудовская Аравия, чей политический вес, как и финансовое благосостояние целиком и полностью зависят от активности внешней политики США и объемов закупаемой ими нефти, начинает судорожно метаться, провоцировать войну в той же Сирии и даже смотреть на сторону в поисках нового глобального партнера.
Япония, бывшая весь период со времен Второй Мировой «непотопляемым авианосцем» США в Азии рискует оказаться один на один с двумя серьезными геополитическими соперниками Китаем и Россией, с каждым из которых у нее есть куча нерешенных проблем.
Европа, которая в своем снобизме пыталась диктовать свои правила всем бывшим колониям, а также странам постсоветского пространства из-за усиливающейся финансовой немощности, наступлению которой помогают те же США, оттягивая конец доллара всеми силами, автоматически попадает в кабальную долговую зависимость перед теми же Китаем и Россией. А единственное, что может помочь отстоять их самостоятельность, хотя бы политическую (про экономическую даже говорить не приходится) перед кредиторами это военная мощь США.
Так что в мире сегодня существует огромное количество сил, которые пытаются связать Обаму по рукам и ногам, чтобы только не дать ему сменить активную геополитическую позицию на сосредоточение на внутренних проблемах.
И все, что сегодня происходит на Украине, это в первую очередь не американская, как думают многие, это европейская операция при полной поддержке Фининтерна. По своей сути это еще одна после провала в Сирии ловушка для Обамы. Попытка заставить его, используя демонический образ России, оттянуть неприятный для многих момент самоизоляции. Обама все это прекрасно понимает. А потому всячески пытается не вляпаться до конца в то, из чего потом не сможет выбраться без ужасающего амбрэ. Потому и санкции выглядят столь комично. Потому и денег США украинской хунте не дает и даже не обещает. Потому и заявления, что США никак не смогут помешать ни присоединению Крыма к России, ни ее возможной дальнейшей активности на Украине. Но кроме США помешать России просто некому.
Все это свидетельствует о том, что США скорее действительно совместно с Китаем и Россией попытаются максимально ускорить процесс геополитического схлопывания Америки, нежели попытаются оттянуть этот процесс с риском неуправляемого обвала чуть позже. О чем я писал не так давно в серии постов «Охота на живца. Как убить мирового Змия».
И на закуску. Конечно, участившееся упоминание Аляски в плане ее возвращение под российский флаг смотрится как шутка на фоне присоединения Крыма. Как прикол можно считать и начавшийся сбор подписей в пользу этой идеи на самой Аляске (собрано уже 30 тыс. при необходимых ста тысячах). Ведь почти мгновенный набор требуемых голосов в пользу отделения Техаса от США так ни к чему и не привел.
Но шутки шутками, а ведь чем-то заплатить России по своим долгам США все равно придется. Тем более, что без помощи и поддержки России (как и Китая) в первые одно-два десятилетия после ухода США в самоизоляцию все равно не обойтись. Так почему не Аляской?