Приветствую Вас Гость!
Четверг, 15.11.2018, 04:49
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Глава 1. Часть 3.

Моя заметка На “Бродяге” – к святым мощам. Впечатления неофита от паломничества в Белокаменную

Никогда не совершал паломнических поездок, считая, что и вмиру дел невпроворот, а Бог – он в сердце, и внешние знаки почитания ему не потребны. К мощам евангелиста Луки иерей Павел Поваляев, настоятель Успенского храма, вытащил меня чуть ли не силой – за что я ему, впрочем, очень благодарен. Но обо всем по порядку.

Лука – это апостол, то есть член крошечной группы лиц, составивших первую церковь Христа, во главе которой был сам Спаситель. Автор одного из Евангелий. Его останки хранятся на скалистом полуострове Афон (Греция) – своеобразном государстве монахов. В Россию в последнее время часто привозят святые реликвии из-за границы, и поток паломников к ним не иссякает. Кто-то чает исцеления, кто-то – укрепления в вере. Увлекает и сам процесс путешествия ради высокой, хотя и не вполне осознанной (как, например, у меня) цели.

…И вот автобус В 216-ОХ с колоритным логотипом “Бродяга” отходит от церкви Успения Богородицы и бодро катит на север. Знакомлюсь с соседями. Воцерковлённых людей уважал всегда, даже когда сам был неверующим, а уж сегодня и подавно. Завязывается беседа. Впрочем, рядом с таким разносторонне образованным человеком и умелым рассказчиком, как отец Павел, хочется не говорить, а слушать, слушать…

- Да, Лука был евреем, - отвечает священник на вопросы бабушки из Долгорукова. – Нет, ветхозаветная религия и современный иудаизм – далеко не одно и тоже. Да, евреи совершили страшную ошибку, не признав Иисуса мессией, но ошибочно говорить, что они его “не узнали”. Еще как узнали… Раввины перед смертью открывают родне: “Мессия пришел!” - чтобы не попасть в ад за то, что всю жизнь лгали, утверждая прямо противоположное. Однако признать Христа они готовы лишь с условием, что он сделает их господами этого мира.

…Но вот темнеет, женщины слаженным хором читают молитвы “На сон грядущим”, и автобус погружается в сон. Засыпаю и я, чтобы проснуться уже в Москве под Большим Каменным мостом (водители поставили нежно любимого “Бродягу” в широкую тень моста, чтоб не раскалился на солнце). По Кремлевской набережной идем к храму Христа Спасителя, где выставлены мощи, занимаем очередь. Неужели всю ночь провели здесь? – интересуюсь у стоящих первыми.

- Да, но не специально; просто в 22:00 вход закрыли, и обидно было бы вернуться домой, уже отстояв несколько часов. Ничего, ночка тёплая…

Храм открывают в шесть. Проходим, прикладываемся к мощам. Ощущениями, кто что при этом почувствовал, не делимся: это всё очень личное. Зато взахлеб восторгаемся главным храмом страны; внутри он еще великолепнее, чем снаружи. Делаем снимки на память и – в обратный путь. Прощай, Москва православная, здравствуй, Елец! Я возвращаюсь к тебе немного иным, чем уезжал. Надеюсь, что изменился в лучшую сторону. А еще у меня появились новые друзья – добрые и надёжные люди, которые не курят, не пьют, не сквернословят, помогают друг другу, веруют в Бога истинного. Хочу быть похожим на них.

 

Моя заметка в “ЕВ”  Не запирайтесь в гетто, отец Севостьян!

(или не всё мирское – от лукавого)

Для начала – справка для малограмотных. Гетто – это обособленная часть средневекового города, где жили евреи. Вне стен этой замкнутой территории они довольно быстро ассимилировались, то есть меняли веру и становились немцами, французами, чехами и пр. А вспомнил я полузабытое слово вот почему…

Не столь давно один благочестивый предприниматель выкупил определённое количество экземпляров «Елецкого Вестника» для бесплатной раздачи. В том номере была статья об открытии Успенского прихода, и я, стремясь, чтоб информация дошла до людей верующих, предложил некоторое количество газет в лавку храма Иоанна Златоуста. И получил отказ.

Нет, дело было не в погрешностях текста, просто «негоже нам распространять мирскую газету» - наложил свою резолюцию на моём прошении архимандрит Севостьян. Это одно из самых авторитетных в городе духовных лиц – и всё же позволю себе с ним не согласиться.

Ленинский закон «об отделении церкви от государства» въелся всем нам – даже тем, кто Ильича не любит – в плоть и кровь. Президент уже давно стоит со свечкой по престольным праздникам в главном храме страны, государство широко раскрыло  объятия православию – а иереи РПЦ от этих объятий шарахаются как чёрт от ладана. Непостижимо!

Порой создаётся впечатление, что приходские "старожилы" заняли в храмах круговую оборону против всех, кто по забывчивости или незнанию переступает их пороги в брюках (если это женщина) или шортах (если мужчина), прикладывается  к иконам, не смыв помаду (а современная косметика, между прочим, следов не оставляет). И нет чтоб ввести неофита в мир христианских традиций постепенно, деликатно – порой так шарахнут по мозгам, что в другой раз трижды подумаешь, прежде чем в «минуты роковые» посетить православный дом молитвы или спросить о чём-то его сотрудницу.

В лавке Златоустовской церкви, впрочем, всё не так. Сёстры-монахини внимательны, доброжелательны. Но вот это стремление загородиться от мира каменными стенами, не смотреть телевизор (где много хлама, но есть и масса высокодуховных передач), не читать мирских газет ставит их во главе с пастырем в один ряд с теми, кто до сих пор мечтает об отделении церкви от государства и, шире, – от общества.

А ведь Иисус Назорей пришел отнюдь не к воцерковленным фарисеям – к рыбарям и крестьянкам, мытарям и блудницам. Он был бродячим проповедником, а не анахоретом-отшельником. И сегодня, когда после десятилетий атеистической диктатуры на Руси в былой красе и великолепии возрождается Его Церковь, должны ли мы, её члены, уходить во внутреннюю эмиграцию, отгораживаться от «погибшего» мира? Ведь и так не тесно на наших обеднях, всенощных и заутренях, нет очередей за «Епархиальными ведомостями» или новым переводом Евангелия, а о Боге большинство соплеменников вспоминает, только когда кто-то рождается или умирает. Именно на этих условно-православных рассчитаны духовные публикации в независимой газете, и если она предлагает себя бесплатно (да не оскудеет рука дающего!), не надо эту руку отталкивать.

Я очень уважаю иноческое делание, но даже при царях общая численность монашеского сословия относительно всего населения была весьма и весьма невелика. Подавляющее большинство в Иисусовой церкви на все времена – это мы, миряне, живущие обычной жизнью, растящие детей и хлеб, летающие в космос и читающие нецерковные газеты (если конкретно наш «Вестник» вас чем-то не устраивает, только шепните – учтём критику). Россия – наше земное отечество, мы в нём – доминирующая (пока ещё) конфессия. И если мы называем себя христианами, то и поступать должны, как Христос: идти к людям, благовествуя о спасении и предостерегая от уловок Зла. А не запираться в гетто, как средневековые иудеи…

 

ПИСЬМО  ЕПИСКОПУ

г. Липецк

Его преосвященству епископу Липецкому и Елецкому

Никону

Ваше преосвященство!

Всей России известно Ваше отеческое попечение о делах вверенной Вам епархии; в городах и весях земли Липецкой в былой красоте и великолепии встают старые и строятся новые храмы. Один из них - храм Успения Пресвятой Богородицы, недавно вновь открывшийся в Ельце.

Здесь регулярно ведутся службы, начались реставрационные работы – словом, восстановлена нормальная приходская жизнь.

Однако ввиду приближения зимних холодов мы, прихожане сего храма, охвачены беспокойством и тревогой: храм, и так много десятилетий подряд подвергавшийся всем превратностям атмосферных воздействий, снова входит в зиму без отопления, а участие в службах грозит простудными заболеваниями клиру и прихожанам.

В этой затруднительной ситуации мы, сирые и убогие, прибегаем с просьбой и мольбой о помощи к Вам, Ваше преосвященство, памятуя Вашу прошлую доброту и уповая на будущую. Умоляем, помогите приходу финансированием работ по отоплению храма и подготовке проектной документации. Уповаем также на вашу молитвенную поддержку.

Член совета прихода  р.Б. Михаил Трубицын;

прихожане:  р.Б. Татьяна Лапина,

другие подписи.

 

Моя исповедь В поисках Wonderland’a

В конце прошлого (2006) года мои затяжные религиозные поиски ознаменовались окончательным (очень на это надеюсь) присоединением к православной церкви. С июня я – прихожанин елецкого храма Успения Прсв.Богородицы и даже член приходского совета. Но от прошлого не спрятаться, а в нём была огромная полоса увлечённости Востоком, рерихианством, нью-эйджем, псевдотантрой. Пришла пора подвести черту подо всем этим конгломератом.

Как всё началось

Крещённый русскими родителями в православие, религиозного воспитания я не получил и вырос более или менее убеждённым атеистом. Впрочем, интерес к чудесному (сказкам, а позже –  фантастике) испытывал с детства. Зачаровывали религиозные представления экзотических народов: инков, ацтеков, индейцев Амазонии и др., а православие представлялось “бабкиными выдумками”, чем-то замшелым, заскорузлым и немного стыдным.

В идею, что индийские воззрения на мироздание есть нечто ценное и непреходящее, поверил, всего раз побеседовав с московским йогом, бывшим гэбистом и будущим лидером Народного фронта Евгением Дергуновым. Это случилось, помнится, в 1979 году – тогда я учился в Московском институте железнодорожного транспорта. По журналу “Наука и жизнь” осваивал асаны (где-то в 1981-м)*. Косвенное, но достаточно сильное воздействие православной педагогики испытал со стороны Анатолия Цыдэновича Гармаева. Его курсы по воцерковлению, закамуфлированные под семинар по самовоспитанию, посещал по настоянию тогдашней подружки, Лёли Козловой, примерно в 1982 г. Тогда же своей наукообразностью и безапелляционностью загипнотизировали “Основы миросозерцания индийских йогов” Рамачараки, которые довелось прочитать на чердаке общежития Ильинской церкви села Васкнарва, Эстония.

Эра “Тезиса” и “Пойми меня”

Закончив МИИТ и уехав по распределению в Казахстан, о глупостях забыл. Тем более не до них стало, когда вернулся в Елец для работы корреспондентом в “Красном знамени”. Доступной оккультной литературой увлёкся, уйдя из журналистики в книготорговлю. Под влиянием З.М.Обельченко (в “Красном знамени” публиковалась под псевдонимом З.Касмин) увлёкся «агни-йогой», пытался организовать в Ельце Рериховское общество, но на учредительном собрании в музее Бунина этой затее не суждено было воплотиться.

Вместо этого 17 мая 1992 года создал клуб духовной культуры “Теург” (с 5 июля, поскольку “Теург” в те годы звучало очень уж чернокнижно, – “Тезис”.Ровно через пятилетку, 17 мая 1997 название изменили на клуб духовного развития “Тезис”). На его собрания приходили интересующиеся сочинениями Блаватской, рерихианством, астрологией, магией, Ведами, Бхагаватгитой, даосизмом, тантрой, раджнишизмом, дианетикой, психологией в изложении Н.И.Козлова. Своё вялотекущее существование сия маргинальная оккультная группка прекратила 5 января 1999 года, чтобы в тот же день смениться более массовой – клубом “Пойми меня” при центре “Травы и здоровье”, где акцент был перенесён с ззотерики на психологию, поэзию и общение как таковое.

Моя религиозность (как и всякого ньюэйджера) была чем-то неопределённым, зыбким и текучим; преобладала та некритично усвоенная парадигма, которая была наиболее забавно изложена, даже если за ней ничего не стояло, кроме нескольких наворованных банальностей (типичные примеры – Кастанеда, Лазарев, Мегрэ, Сан-Лайт, Алеф).

А 27 апреля 93 года – то есть примерно год спустя после основания «Тезиса» – ельчанамиРябичевым и Мололкиным был начат приём в “Школу духовного самоосознания“ при предприятии “Родина“ (даже напечатаны плакаты в типографии), но наши пути тогда не пересеклись: ведизм и кунфу, составлявшие основу школьной программы, были неинтересны мне со товарищи, а почему отцы-основатели не вышли на “Тезис”, активно популяризовывавшийся мною со страниц “Красного знамени“, “тайна сия велика есть“… Мололкин потом стал священником и графоманом, а рябичевская школа без финансовой подпитки – “Родина”-то внезапно обанкротилась – захирела.

Практики, знакомства

Читая книжки, понял, что без религиозной практики религиозной жизни не бывает. Яму начинал практиковать многократно, но всегда как-то незаметно прекращал ввиду непомерного уровня этической планки. С медитацией ничего и никогда не получалось, кроме оцепенения на грани сна и бодрствования. С мастерами того или иного уровня занимался всего ничего:

1) цигун (комплекс “Журавль”) – БАБИЧЕВ Сергей Александрович, клуб “Дельфин”, Елец, 90-е годы – два семинара;

2) неотантра – ПОЛЯКОВ Ростислав (Москва), тренинг знакомств “Пробуждение тонкого эротического чувства”, Подмосковье, 2000; www.trening.newmail.ru;

3) випассана (медитация интуитивного созерцания) в традиции бирманских буддистов У Ба Кхина – С.Н.Гоенки, подмосковный лагерь, 2006 год. Инструктор Фло Леманн, Германия.

Посвящений ни в какой из традиций не получал, хотя, обезьянничая, сам себе несколько раз брал новое имя: Махарадж Прохлада, Зубен-эль-Дзенуби, Дзен Сингх, Абу-Ильяс, Дон Катанадо, Арья Брахман, Мокша Атман, Облако...

Достаточно хорошо знаком с питерской оккультисткой Ольгой Вадимовной СТУКОВОЙ – редактором журнала “Сердце”, издателем оккультных книг, президентом Рериховского теософского общества “Община Матери Мира” (ныне преобразовано в общину анастасийцев), даже жил в её квартире на Кузнечном и работал в издательстве “Гамаюн” (“Сова Минервы”) в мае 2004 года. Увы, Ольгу, как и многих в её кругу, при всём желании не назовёшь психически здоровой личностью. Однажды сгоряча посетил пробное (бесплатное) занятие её приятеля и, по её словам, “великого мага” Олега Покровского, где чуть не заснул (изучали некое “эзотерическое Евангелие от Фомы”, см. бумархив). Там же в Питере столкнулся с членами Международного Дома друзей “немецкого Порфирия Иванова” – Бруно Гренинга. Приличные, вполне вменяемые люди. Зачем только они сравнивают своего Учителя с нашим придурком с хутора Боги?

8 октября 1993 года посетил московскую “международную общественно-научную” конференцию под лихим названием “Космическая эволюция человечества в свете энергетического мировоззрения Живой Этики” (устроители – Международный центр Рерихов, Институт философии Российской академии наук и Институт молодёжи – Центр обучения молодёжи “Демократия и развитие”). Весьма занудявисто.

18 – 20 февраля того же 1993-го участвовал в “Международном конгрессе эзотериков в России”, созванном астрологом Аллой ЯКУНИНОЙ (см. Бумархив, заметку “Нет бога, кроме истины“ – “Елецкие куранты”, №37, март 1993 г.).

Тесно общался с вдовой мастера японского цигунаСидео КИНА Галиной Ким, ею было вдохновлено одно стихотворение (см. приложение). Увы, сия дама, перепив самогону, повесилась в Поповке (Ключ Жизни Нижневоргольского сельсовета) весной 2005 г. Познакомился также с тремя его учениками. Слышал, что посвящение у Сидео получила ельчанка Ольга Гуськова с ул.Комбинатной. (Как известно, Сидео обучал собственному методу биоэнергетического массажа; созданное им общество носило название “Золотая спираль”. В “спиральном” рекламном блоке говорилось следующее: «Курс “Искусство передачи жизненной энергии и самооздоровление”. Обучение медитации, овладение приёмами управления биоэнергией, секреты изготовления бальзамов и мазей. Впервые даётся европейцам».)

Как-то летом в Москве забрёл на богослужение шиваитской “Тантра-сангхи” (гуру – Садашивачарья, наш соотечественник, монах древнего индийского ордена авадхутов). Дважды распевал мантры на киртанах елецких кришнаитов, дважды общался с московскими (первый раз – на празднике колесницы Джаганнатха в ЦПКиО им.Горького), а у управляющего питерским храмом этой вездесущей секты (центр “Иной мир”) Сурена Гургеновича (фамилии он не назвал) даже брал интервью (впечатление самое благоприятное).

Слушал пару лекций самого известного российского неотантрика Андрея ЛАПИНА. Был на дне открытых дверей у ученика Ошо, долго жившего в Пуне, Свами ДАШИ (медитационный центр на Петровско-Разумовской, Москва).

Однажды попал на выступление визионера Талгата АКБАШЕВА, получил сильное впечатление, особенно от пения мантры “м-м-м”.

Участвовал в виссарионовском празднике, включая медитацию на лик “христа”, в Нижнем парке Липецка. Понравилось.

Будучи в Перми, пил чай в Пермском духовном обществе (“эзотерическое христианство” типа Богородичного центра, позиционируют себя как катакомбную церковь, но это вряд ли: не осуждают блуд и прелюбодеяние, пишут в “Псалтыри Богородицы”:

– Есть два пути к Богу; верхний – прекраснее, но нижний – короче). Распространял в Ельце и по своей системе “Книга – почтой” их литературу.

Дважды слушал Николая КОЗЛОВА (известный психолог, патриархия считает его создателем секты).

Несколько раз в июне – ноябре прошлого года посещал бесплатные матэпития в московском ньюэйджерском центре “Белые облака” (сохранились самые лучшие впечатления о беседах под матэ). В этом центре бывал на выступлениях представителей школы “Секора” (Рулон-центр, "ашрам Шамбалы") Кости РУДНЕВА, Татьяны Изольдовны ГИНЗБУРГ из Школы игрАтехников (презентация новогоднего тренинга “Обыкновенное чудо”), авантюриста РАВЭНА (настоящая фамилия Эрдель, русский еврей.Тема – “Реальность транссерфинга реальности”) и др.

Долго переписывался с “эзотериней широкого профиля” из Нальчика Валентиной Гайдаренко (pilar797@mail.ru).

И, конечно, большим везением для меня было долгое знакомство, даже дружба с москвичкой Ольгой МУНТЯНОВОЙ – странным человеком на грани психической патологии (пожалуй, что и за гранью), материализующей варёную курятину и меняющейся телами с любимым – поэтом-разведчиком Сергеем Гончаренко.

Елецкие эзотерики

Из местных оккультистов долго дружил с двумя Любовями – НОСОВОЙ, впоследствии уехавшей в страну Виссарионию, и ЗОЛОТУХИНОЙ (Горловка, Донбасс), жившей в нашем городе на Допризывников, общался с Василием КАЗАКОВЫМ, обретающимся ныне в столице и успешно зарабатывающим на жизнь энергетическим массажем в отеле “Фореста Тропикана”, и доныне пребывающими на брегах Сосны Инной НАДЕЖДИНОЙ (ученица Кандыбы и Грабового), Владимиром ЗОТОВЫМ (ушу), Валентиной Васильевнойи Володей ВЕЛЕСОВЫМИ-ОБЕЛЬЧЕНКО (ченнелинг, бейлианство, язычество), Светланой РОДИОНОВОЙ (магазин “Фэн-шуй”) и Александром РЯБИЧЕВЫМ (баптист, кришнаит, йог, знаток Таро и Корана – именно в такой последовательности.При этом усё вышеозначенное, окромя благополучно изжитого протестантизма, ему как-то удаётся совмещать).

Весьма колоритны были фигуры бизнесвумен “леди М” - Марины ГОМАНЧЕНКО (вульгарная тантра и дольменизм) и ее липецкого спутника Николая ВСТАВСКОГО (практикующий экстрасенс, “председатель Липецкого отделения московского общероссийского (так!) движения «За здоровую Россию», академик, действительный член Академии энергоинформационных наук”, если верить его визитке). Психи оба, но Маринка на порядок круче.

В нынешнем году оккультным центром Ельца стал клуб Ирины Варнавской, позиционирующий себя как женский и оздоровительный; на самом деле это филиал межрегиональной общественной организации “Новый стиль” – анастасийство и т.п. 25 мая лицезрел в оном воронежского экстрасенса Лию (Лилию Петровну Евсееву), видящую чертей и делающую бизнес на дольменах, о чём и тиснул в “ЕВ” статейку “Если одна хочет замуж…” (см. далее).

                                                             Декабрь 2007 года, Елец

*) Первым в Ельце, насколько мне известно, асанамхатха-йоги учил Б.Г.Лесюк

 

СТИХИ,  ПОСВЯЩЕННЫЕ  СИДЕО  КИНУ

 

Думал я: чёрт справа, ангел слева,

жизнь ручьём извилистым текла –

и не знал Учителя Сидео

из Воргла, старинного села.

 

Но когда мистерия свершилась

и костёр судьбы его сгорел,

мне была дарована, как милость,

эта встреча – всё-таки успел!

 

Это ничего, что не изгладить

еле ощутимую вину.

Впереди – вся жизнь, метанья – сзади,

так зачем я вою на луну?

 

Лучше петухом прокукарекать:

поднимайтесь, торопитесь жить!

Рассказать, что званье человека

нужно, исстрадавшись, заслужить.

 

Демоны, других рабов ищите:

этот мир вам больше не  согнуть!

С нами Бог, святые и Учитель,

и дорога – вечный Млечный Путь…

 

                                         * * *

Когда одна хочет замуж, а другая – денег… В Ельце создаётся оккультная секта

Говорят, только чёрта помянешь – а он уже тут как тут. Не вчера ли мне твердили батюшки, что в “русском Сионе” тоталитарных сект не может быть по определению, а я с ними твердолобо не соглашался? И вот в одном из оздоровительных клубов города дала свой очередной мастер-класс некая Лия – экстрасенс и проводник к дольменам.

На само занятие меня не пустили, ибо оно платное, но вот на презентации удалось вволю наслушаться и о “полевых структурах” (то бишь бесах), и об “особом запахе” дольменов, и об их способности круто менять судьбы людские.

На этом – желании изменить свою жизнь к лучшему – и ловится клиентура дражайшей Лии – точнее, Лилии Петровны Евсеевой – и ее напарника Василия Васильевича Гулыго, нагрянувших в наш богоспасаемый городок из Воронежа. Индивидуальным женским судьбоустройством (а в аудитории, кроме меня и еще одного мужчины, были сплошь дамы), Лия и Вася не заморачиваются, просто “гармонизируют” группу таким макаром: “Если одна хочет замужества, а другая – денег, обе выйдут за богатых”.

Поход за богатыми мужиками позиционируется как “Тур духовного общения к дольменам” (орфография авторов сохранена). Всё солидно: под это дело учреждена межрегиональная общественная организация “Новый стиль”, отпечатавшая 29 апреля свой первый бюллетень с тем же названием. Заглядываю туда: ого! “Генеральная цель МРОО – формирование новой общности российских людей, основанной на гуманности, осознанного экономического поведения, обретение новых возможностей в Сотрудничестве и Сотворчестве. Возрождение духовности человека, направленной на создание творческой личности”. Мегрэ отдыхает!

Для тех, кто не в курсе, поясню. Мегрэ – это не известный комиссар из романов Жоржа Сименона, а наш соплеменник (взявший французскую фамилию при заключении брака), сочинитель бездарных опусов в жанре ненаучной фантастики и создатель движения анастасийцев, одним из прибамбахов коего является желательность своеобразного хаджа к мегалитам в предгорьях Кавказа.

Бизнес оказался достаточно доходным, чтобы у Мегрэ появились конкуренты, и Лия – один из них. Кроме походов наюга, она теснит “француза” и в издательской деятельности: выпущено уже две книги с довольно занятным изложением новой мифологии “чудесного превращения у дольменов”. Таким образом, наличествуют два момента – вероучение и ритуал, - позволяющие утверждать, что перед нами не просто собрание эксцентричных чудаков, а формирующаяся религиозная организация в добром старом стиле нью-эйдж, - именно в том стайле, в котором и отформатированы ВСЕ тоталитарные секты (кстати, именно таковой православная церковь считает анастасийцев).

Конечно, сама Лия будет руками и ногами открещиваться от обвинений в сектантстве, но что такое ее утверждение, будто “молитва “Отче наш” потеряла силу”, а “Да воскреснет Бог” - нет? И то, что она распространяет “Молитву св.Киприана” (а это целая брошюрка)? И ее практические рекомендации по очистке помещений от всякой астральной нечисти – это что, предмет интересов “общественной организации”?

Будь она просто мошенницей, я бы не стал зря тратить бумагу, - землячки и сами вывели бы ее на чистую воду. Однако, похоже, Лия не жульничает, а действительно что-то видит, - но почему-то не ангельских, а сплошь демонических существ (что ж, подобное притягивается к подобному…). Тянутся к ней и уставшие от одиночества и бессмысленного существования россиянки, находя здесь ту духовную пищу, которую не нашли ни в семье, ни в храме. Со временем, очень на это надеюсь, у них разовьется религиозный вкус, и душа, “по природе своей христианка”, станет восприимчивой к тем посланиям Единого Бога, которые Им щедро посылаются в наш мир. Пока же процесс оформления секты идет по своим внутренним законам, и повлиять на него со стороны не представляется возможным.

Электронный адрес Лии:  Liy936@yandex.ru

 

ОХОТА ЗА ЧУДОМ

 

2008 год

В ночь с 13 на 14 марта Вале Лашутиной приснилась новопреставленная Татьяна (а это были как раз 9-е сутки: отошла Танюшка 5-го в 14-30). В сновидении Таня пришла в квартиру, а с ней были какие-то 2 женщины, которые искали для Тани куриные яйца, до которых та была большая любительница.

Таня была инвалидом 2-й гр. (по душевной болезни), которую Валя опекала, живя в её квартире.

2009 год

5 марта умерла бабка, за которой Валя ухаживала. Выше см. дату смерти Танюшки: ПРОШЁЛ РОВНО ГОД.

14 мая поверил в существование лешего – по крайней мере в том владимирском лесу, где прошёл два круга, возвратившись к тому самому месту, где вошёл в него. Причём ШЁЛ КАЖДЫЙ РАЗ ПО РАЗНЫМ ТРОПИНКАМ!

5 января 1999 года

Именно в этот день в Белгороде была сдана в набор книга ельчанина СидэоКина “Золотая спираль”, а в Ельце почил в бозе “Тезис”, освободив место клубу “Пойми меня” при центре “Травы и здоровье”. Знал ли кореец о клубе и центре? Вряд ли; во всяком случае, он там так и не побывал, – хотя, наверно, и на то была Чья-то воля…

 

Рассказ Голощапова «Люба» с моим предисловием

Борис, до чего ты, блин, малограмотен! Понимаю, все мы лицеев не кончали, но раз уж взялся за стило… Короче, чтоб самому читать не было противно, я тут прошёлся рукой мастера. Чего непонятно, спроси…

Яркое солнце сияет над домом Любы. Её дикий виноград, опутавший окно, отчасти пропускает лучи светила, которые падают на  бумагу, лежащую на столе, и на сидящую  хозяйку дома с полными слез глазами; причиной слёз является письмо, овладевающее в этот час всем  её существом. «Дорогой Вова, я не собираюсь тебе объяснять…» - она берёт и комкает очередной лист, оставшийся ещё белой, бумаги и бросает на пол; и тени листьев винограда, простиравшиеся на полу, словно дописывают Любино откровение к мужчине, недавно ещё так любимому, что думала: не сможет жить без него.

      Вова вел с Любой интеллектуальные беседы и ни на что не претендовал. Ни на её голос, анализ тембра коего производил почти ежедневно, потому как Люба была умна и образованна. Вова не претендовал ни на её глаза и губы, ни на волосы, вписывающиеся, надо сказать, в сознание Вовы как довольно привлекательные - но ничего более.

      Вова не догадывался, что рано или поздно ему как мужчине придется распутывать этот узел отношений с женщиной, удивлявшей его уже девять лет, в течение которых он черпал её духовно-интеллектуальный потенциал; впрочем, в свою очередь, он одаривал Любу своими изысканиями в области духовной практики и философских воззрений. Излишняя тактильность его подруги иной раз вызывала у Вовы лёгкие приступы страха с последующими внутренними раздражителями, приводящими к осознанию своего фиаско в области реализации своего мужского «я». Впрочем, он даже раз сказал Любе, сильно раскрасневшись, что в сферу его мировоззрения не входит интимная связь с противоположным полом. Люба всё поняла и не стала больше «беспокоить» своего «спутника».

      Разговоры продолжались, выносились недвусмысленные выводы на тему смысла жизни, истины и атрибутов человеческого разума; но в один прекрасный день Люба сорвалась и накричала на Вову и даже выгнала его из дома. И вот Вовы не было уже целую вечность. Женщина затосковала и решила написать письмо на немецком языке. Надо сказать, что это ещё одна ипостась, объединяющая этих двух людей. Люба в своём прошлом слыла талантливым переводчиком и знала немецкий почти в совершенстве. Вова тоже понимал немецкий, и этот факт – в ряду прочих - заставлял женщину обманываться в том, что именно Вова – её мужчина и понимает как никто другой.

      Люба жила обособленной жизнью, не впуская в свой мир никого. Она читала эзотерические книги и считала, что должна свой дух приводить в совершенство, ибо трагедия, приключившаяся с её семьёй, оставила её в одиночестве. Появление в ее жизни Вовы внесло поначалу эмоциональный подъём и надежду на душевный альянс, который, как мы знаем, в одночасье испарился.

      Мы застали Любу за столом всю в слезах именно в начале того времени, когда она ещё пыталась вернуть  минуты, не ушедшие,  как ей казалось, которые ещё могут спасти часто бьющееся сердце; она верила, что у друга сердце также колотится, и их унисон разобьёт цепи Вселенной, разделяющей их, и, вместе с тем, именно эти два уголка должны были бы определить те самые размеры той самой Вселенной, где они вдвоём существуют.

Итак, Люба перед окном написала эти строчки, эти последние строчки… И во дворе залаяла собака, а сознание женщины вдруг прекратило своё существование в предыдущем цикле, так жестко взявшем психику в оборот. Люба успокоилась и вспомнила, вспомнила о письме. Нет, не о том письме, на которое сейчас смотрела, на глазах уходящее в небытие, - так её казалось, - а о том, что недавно получила от одного молодого аспиранта. Он узнал про заслуги Любы в переводческом деле и умолял её помочь ему в переводе текста, которым заболел, и хотел привлечь специалиста. Письмо, надо сказать, было не первое: юноша настойчиво пробуждал у переводчицы любовь к слову, к невероятным приключениям в области  языковой лингвистики. И сейчас она чувствовала, что уже нечто другое начинает разливаться в её желаниях, в её приоритетах; появляется новый человек, письма которого она считала бредовыми. Ей вдруг искренне захотелось поработать, но, при этом лицо пылало, и она усмехнулась, сложив руки на колени.

      Так Люба просидела минут пять, а потом вдруг резко вскочила и в одно мгновение достала письмо из ящика стола. Адрес был у неё перед глазами…

                                         ________________              

      Мы видим Любу в городском автобусе, она слилась с пассажирами и внешне ни чем не отличается, скажем, от продавщицы ближайшего супермаркета, только что влезшую в автобус. И вряд ли кто догадался бы, что находящийся в салоне, прекрасный переводчик на немецкий язык изысканных текстов совсем не интересует пассажиров, на лицах которых написаны не очень - то разнящиеся эмоции.

      И все-таки, родственные нашей героине души, внезапно врезались в её слух: она услышала английскую речь. Два приятеля говорили между собой на английском, причем один смотрел механическими глазами на Любу, а губы второго, шевелились, вблизи уха друга, говоря слова, довольно громко. Люба знала английский и слушала, как молодые люди довольно бесцеремонно практикуются в этом языке, обсуждая внешний облик  сидящей напротив девушки: «А она – ничего, волосы красивые…» - сказал один другому, и взгляд его, только на мгновение, переключившись на девушку, уши которой, надо сказать, были заняты наушниками, остался занят фигурой Любы. Он ответил, смотря в глаза нашей героине, следующим текстом: «Не-е-т, мне нос не нравится… и, - худая очень».

      - Молодые люди, никогда не обсуждайте другого человека в его присутствии, даже если он вас не понимает, - назидательно обратилась Люба, по-английски, к молодым людям, слегка смутившись от так и не отпустившего её пристального взгляда юноши, не удивлённого от того, что его раскусили, а любезно улыбавшегося незнакомой женщине.

      Впрочем, в глазах молодого человека мелькнула какая-то искра, передавшаяся волшебным образом нашей героине, и ей это не показалось. Она чуть приоткрыла рот, чтобы полной грудью вдохнуть свежего нового воздуха, и не поняла сама, как оказалась на улице, выйдя из автобуса.

      Люба идет по улице, и её серьёзный взгляд сменяет улыбка удивления и радости.

      29 сентября 2012 г.