Приветствую Вас Гость!
Четверг, 15.11.2018, 05:25
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Мини-чат

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Глава 15.

Прощание  с  Сочи

Несчастье художника в том, что он живёт и не совсем в монастыре и не совсем в миру.

Альбер Камю

ШИ-СЭН (букв. монахи-поэты», кит.) – полумонахи-полупоэты.

1.11. Итак, все заморочки, связанные с увольнением, лихой экс-спасатель благополучно разрулил, шмотьё упаковал и, поскольку Алексей не приехал - «завтра, завтра!», - вечерним дилижансом (служебным 18-часовым микроавтобусом) укатил к Ирише. И всё бы сладилось, но в хэллоуискую ночь её дочки притащили старое пианино. Проигнорировать сие событие у меня не получилось, из-за чего заснул поздно, утром спал долго, потом легкомысленно отправился в город по разным мелочным делам, пропустив Алексеевы звонки. Босс обиделся: мол, машину подарил сыну, из-за чего не можу таперича кооптировать твои коробки к себе. Стресссс!.. Эх, раз так – ДА НЕ СУНУ Я ШЕЮ В НОВЫЙ ХОМУТ, ПРОСТО НАЧНУ ЖИТЬ НА ВОЛЕ, НАСЛАЖДАЯСЬ УЗОРАМИ ЖИЗНИ. В конце концов, ровно полтора года (!) безвозвратно отдано тупой каторге на каменистом побережье, 18 месяцев мои глаза не видели ни брегов Сосенки, ни страниц «краснознаменки». Гип-гип, домой, где ждёт – не дождётся меня «Е/литературный» с бессмертными виршами! (а попутно сыграю  в любофф а-ля Ньюроссиянос)!

2.11. И вдруг осознал, что Ларисуля мне ну совсем не нужна, да и Елец вполне себе обождёт. Погоды стоят дивные, куды, нафиг, спешить – к белым ведмедям? Лучше попробую метнуть скарб в новый БЦ, помещение под который вот-вот снимут, да и постранствовать, а покамест окопаться у свет-Аринушки (к велию прискорбию, моё барахло мэм великодушно предлагает хранить «на участке», то есть под дождём. Гран мерси, Любимая! Часть манаток отнёс на хранение к художнику Николаю, знакомому ещё по Орджоникидзе – он и по сию пору там труждается, болезный…).

"Как же человек страдает из-за влечения к чувственным объектам? Он страдает, тяжело работая, зарабатывая деньги на них. Горюя, если не заработал достаточно, постоянно боясь потерять нажитое. Страдает, потеряв его (ничто не вечно); ссорясь и соперничая с другими людьми ради материальных благ; воюя за них; убивая за них; воруя и грабя других ради них; испытывая стыд и страх наказания за совершенные злодеяния; перерождаясь из-за них в нижних мирах; получая порицание общества и наказания от власть имущих; совершая нездравые поступки в опьянении внешними объектами. Все эти страдания и горести имеют основой влечение и наслаждение объектами шести чувственных дверей (глаз, носа и т.п.). Именно поэтому я учу, что они опасны и недостойны вашего внимания”.

Маджима Никая (Беседы средней длины,

из Сутты Питаки – Собрания общих бесед)

Делал гимнастику, работал в саду, читал про чань в монографии Сибирского отделения АН СССР «Буддизм и культурно-психологические традиции народов Востока». Как ловко, однако, махаяна применилась к китайской трудовой этике и как неловко – к нарушению принципа ахимсы (шаолиньскими бойцами)!

Вечером хотел пойти на цветаевский концерт, но… спонтанно изменил Марине с Ириной. И – не жалею! Засыпая в обнимку с mein liben frau, чувствовал себя почти счастливым…

3.11. Кришнаитский благотворительный обед в кафешке «Искра», знакомство с писательницей Лидией Лавровской (в общении, как многие литераторы, никакая). Ужин в компании с настройщиком, композитором-песенником Юрием Ольковым. Последний (как потом оказалось, не последний. Но как она надоела!) и решительный разговор с Ларисой. Дождь, дождь, дождь – природа плачет…

6.11. Вчера мотанулся к Марине на Бытху помедитировать, надеясь также провентилировать вопрос с жильём. Медитэйшн состоялся, а вот вопрос, ква, повис в воздусях.

Коллизия: пока квартиру под БЦ не нашли, Саша требовал снять зал, Марина не соглашалась, дискуссия велась крайне некорректно – Искандер даже обозвал Марину хамкой. Сам хам: во-1-х, это не так, во-2-х, Марина вдвое старше и имеет втрое большие заслуги перед сангхой. Впрочем, у Сашки, видать, всплыла какая-то старая обида: Марина жёсткий человек, ее не любят.

…А краснодарцы начинают строить большой центр.

…А гелугцы начинают строить ступу в Сочи.

Выбрался в город, купил духи, кагор и фарш.     

7.11. Irena’s birth day отпраздновали во всё той же «Искре» (в торжестве приняли участие дочери, зять, Лавровская, Света из Шарм-эль-Шейха, Ю.Ольков). Дозвонился, наконец, до Марины. В октябрьский номер вошёл мой «Серебряный век», а вот «Ламу без шапки» опубликуют только в ноябре. И ещё: с почтой достигнуто соглашение, на «Платановку» будет подписка! (Подпишу Ирину.)

11.11. Современный балет: лёгкая, искромётная «Дорога» и скучное длиннющее «Чёрно-белое кино» (как бы о Марлен Дитрих). Прорвались на халяву.

12. 11. Бабуля с утра поскакала сдавать анализы, я же включил свой древний ноут. За окном – ласковое солнышко и щебетание птах... Милый Юг, скоро, скоро мы распрощаемся навеки!..

13.11. 29-й (последний) лунный день. Сдал 4 кг люминия, заработал 120 рупий (с учётом накладных расходов – 80), попрощался с Хостой. В субботу покидаю Сочиград (а то бабуля вже пеняет, что не может из-за меня отправиться на воды), но еду не домой, а к Лариске – оттрахаю ее напоследок, если женщина просит. (И, может, не случайно «Спутник» расположен на Новороссийском – а не Елецком, к примеру – шоссе… Знак Ткача?)

14.11. Новолуние, 1 и 2 л/д. Пылесосил ковёр, читал про буддийскую дхьяну, жёг костер, провожал солнце. На медитацию в новый зал, опасаясь опоздать, не поехал (и пробка была на проспекте, и выяснилось, что мои часы  отстают, да и просто поленился в центр переться на ночь глядя), съезжу в пятницу.

Открыл, наконец, Ирине новороссийские планы – только не про Лару, конечно: соврал, что предложили работу.

15.11. Снял рупии со счёта, забрал из общаги последнее шмотьё, раздарил «Платановую» с моей нетленкой бывшим коллегам («читайте, наслаждайтесь!»). Ничего в душе не дрогнуло; ариведерчи, синьор «Спутник», отныне наши орбиты расходятся.

16.11. Побывал в первый (и, good by, последний!) раз в новом зале, что на Торговой галерее. Прощальная медитация, навсегдашнее расставание с удалыми сочинскими кагьюанцами (но пхова с Оле ещё, даст Тара, впереди!). Завтра баба Ира проводит скитальца на вокзал, посадит в автобус – и Сочи станет прошлым, а настоящим – Новороссийск. Да, и напоследок ещё успею толкнуть одному наивному узбеку свой раздолбанный ноутбук!